Фрагмент из интервью с работником 1

Миграционные политики, инфраструктура и экстралегальное миграционное поведение на восточных границах России (РФИИ № 19-010-0054)

Фото представлены работником А

Фрагмент интервью с работником мотеля

«Получается в декабре, мне там родственница есть, Светлана*, и она получается как-то уехала на 2 месяца, ну тоже, кредиты, долги. Уехала на 2 месяца, приехала, заработала, у нее как бы 3-е детей, и она потом получается потом опять поехала туда. Но уже на долгий срок осталась там и вот в прошлом году, она получается выехала, только, наверное, в октябре, в сентябре, я точно не помню. То есть, она полтора года прожила там нелегально, выехала. И у нее была глубокая депрессия. Мы с ней разговаривали. Ну она говорит: «Я не могу, я привыкла к той стране. Все, там идет привыкание». Я думаю, ну как так, ты тут всю жизнь прожила, здесь твоя малая родина, родственники, дети в конце концов, говорю, как так можно в чужую страну. Я вот этого не понимала. Потом она сама приехала ко мне в гости, посмотрела и опять собралась обратно в Корею. То есть, она приехала, пожила там нелегалом 1,5 года, прожила 4 месяца в Улан-Удэ и говорит: «Я уже не могу, потому что у меня 3 детей, муж со мной развелся, я с ним почти все разобрала, а то, что я еду деньги отправляла он благополучно спускал. То родителям помогал, то-то, то-то. В общем я приехала в никуда». Она попыталась тут найти работу, но за 20 тысяч говорит, работать не будет и троих детей не поднимет, даже если возьмет подработку. Бесполезно. Ну и все, она, получается, заказала документы, говорит, была не была, не пустят в Корею, поеду в Америку работать. Ну, она мне предложила, говорит, делай паспорт, потому что мой просочился, делай паспорт, выезжай. Я тебе помогу там устроиться»

>…<

«Ну первое время нервничала, думала куда я покупала, где я, что как. Ну было желание все бросить и уехать. Но вот то, что надо заработать останавливало. Повезло, что саджан у меня был нормальный, не скажу, что он супер хороший был, но в тоже время не скажу, что он был плохой прям. Просто видела, как до этого другие были, из разговоров тоже, как английский понимал, на английском если изъяснялись и потом девчонки объясняли, до этого чисто девочки казашки работали, с Казахстана. Потом по тихонько он (саджан) начал выбирать варианты, потому что казашки, ну они так убирались. Там, где-то что-то не протерли, ну им чисто зарплату получить и все. А он прямо такой человек был, прям проверял. Там не дай бог пылинка, где какая, не знаю. У него мания страха пыли была, потому что он говорил, что вот какой-то сайт есть, там отзывы оставляют. И вот он постоянно там сайт просматривал и говорил нам там где-то что-то. Боялся в общем за свою репутацию»

>…<

«Там получается заходишь и дается набор комнат. Кто-то получается по 4,5 минуты убирает полностью комнату, ванную, но у нас как бы средне было 7 минут, но, когда он говорил быстро, быстро, быстро, ну, потому что ты заходишь не так, ты летишь с этой тележкой, открываешь комнату, по три человека. Одна сразу в ванную бежит с хлоркой это все быстренько раз-раз обрабатывает, вторая на пыли стоит, мусор собирает, третья кровати собирает. Да, каждый как бы знал свои обязанности: что на данный момент должен. Там нету такого — пылесосить, там шваброй быстренько прошёл и все, ковров то нет. Кровать махом делаешь и вторая девочка, на пыль, которая, если не успевает если там очень много мусора, если ты видишь, то помогаешь там полотенца заворачивать где-то что-то как-то. На третий на раз уже быстро-быстро, в конце быстренько протерли, фланели взяли и волосы собирали. В нашем отеле такая особенность была, что он прям вот терпеть не мог волосы, пыль и волосы. Скотч намалывали, фонарик в руку и. Просто вот так вот в руке держали скотч. Ну обычный скотч. Светили фонариком, быстренько прошлись, где что собрали. Да, он после нас заходил проверял. Каждый номер. Он вот единственное смену с 6 до 11 не проверял, потому что сидел внизу»


*Имена изменены

ТИП ИНФОРМАНТА
Работник мотеля

Миграционная история
Корея, длительная поездка

Место интервью
Республика Бурятия, 2019