Содержание проекта Миграция

Описание:

Миграционные политики, инфраструктура и экстралегальное миграционное поведение на восточных границах России

Проект сфокусирован на эмпирическом изучении почти неописанного в научной литературе феномена трудовой миграции жителей российского Дальнего Востока в страны Восточной Азии и, главное – его сопоставлении с трудовой миграцией граждан восточно-азиатских государств на российский Дальний Восток. Значительная часть обоих изучаемых феноменов лежит за пределами статистического наблюдения и государственного регулирования – въезжая в Россию или Корею легально, большая часть мобильных граждан сталкиваются с проблемами документирования пребывания, работы или проживания.

Цель проекта состоит в объяснении того, как миграционная инфраструктура влияет на экстралегальное миграционное поведение. Под миграционной инфраструктурой понимаются систематически связанные технологии, институты (правила и организации) и акторы, определяющие регулярность миграционного поведения [Xiang and Lindquist, 2014]. Проект призван заполнить лакуну в эмпирических данных о мобильности по направлению Восток-Восток.

Задачи:
— описать модели (траектории) для разных типов трудовых миграций, в т.ч. по этапам
– мнение, решение, подготовка, организация, прибытие, пребывание, возврат (этапы с учетом классификации Ф.Дювеля);
-выяснить, какую роль в моделях миграционного поведения трудовых мигрантов играет миграционная инфраструктура (как узнают о правилах, легальных и прочих барьерах; как принимаются решения о (не)следовании правилам; как выбираются способы (не) следования правилам; какие факторы становятся ресурсами для преодоления барьеров);
-сравнить сходства и различия моделей в зависимости от разных критериев, в т.ч. стран выезда и въезда. В дальнейшем в связи с эпидемиологической ситуацией задачи проекта дополнялись.

В нашем проекте использованы методы (1) интеллектуального анализа текстов (сообщений, опубликованных на интернет-платформах) и (2) цифровой этнографии. В рамках реализации (1) — разработан и апробирован алгоритм (pipeline) интеллектуального анализа текстов. Источником неструктурированных органических данных стали сообщения, опубликованные в WhatsApp, Telegram и Viber трудовыми мигрантами и для трудовых мигрантов в Корее. При реализации указанного алгоритма выявлено, что при трудоустройстве в Корее прекарные трудовые мигранты из России сталкиваются с существенной дискриминация по полу и возрасту. При помощи (2) — цифровой этнографии получены эмпирические данные о роли интернет-платформ в миграционной инфраструктуре, а также о прекарной трудовой занятости дальневосточников в Южной Корее и Китае, а также китайцев на российском Дальнем Востоке [эмпирические данные потребовали отказаться от термина «экстралегальные трудовые миграции» в пользу «прекарной трудовой миграции»].

Основные результаты нашего проекта:
1 Данные цифровой этнографии, в т.ч. онлайн интервью с трудовыми мигрантами и включенного наблюдения в социальных медиа, а также количественного контент-анализа текстовых сообщений, публикуемых на интернет-платформах, использованы для описания моделей (траекторий) для разных типов поведения трудовых мигрантов и выявления страновых различий в миграционных траекториях. Показано, что траектории различаются для трудовых мигрантов, занятых на прекарных и стандартных позициях, при этом прекарные занятые преобладают как среди россиян, работающих в Корее и Китае, так и среди китайцев, работающих в России. При этом основные прекарные позиции россиян в Китае созданы в сфере развлечений и дополнительного обучения, в Корее – в сельском хозяйстве, прочих видах деятельности, где востребован неквалифицированный труд. Прекарный рынок для китайцев в России предлагает в основном неквалифицированные или низкоквалифицированные позиции (на лесозаготовках, деревообработке, в строительстве, сельском хозяйстве, добыче природных ресурсов, в торговле). Квалифицированные работники также требуются, но стандартные позиции, то есть с оформлением трудовых договоров (экономистов, финансистов, управляющих, бухгалтеров) уступают в количестве по отношению к предлагаемым прекарным позициям (гидов и переводчиков).

2 При помощи цифровой этнографии (включенного наблюдения на интернет-платформах и качественного контент-анализа текстовых сообщений, публикуемых на интернет-платформах) и результативного применения подхода социальной топологии описано влияние миграционной инфраструктуры, в том числе интернет-платформ, на различные модели миграционного поведения трудовых мигрантов. Показано, что дизайн цифровых платформ по-разному влияет на прекарные рынки труда. Для российских трудовых мигрантов в Корее различные интернет-платформы (WhatsApp, Viber, Telegram), а для китайцев WeChat являются частью миграционной инфраструктуры, но сама инфраструктура работает в большей степени благодаря действиям посредников-людей. Напротив, для российских трудовых мигрантов в Китае сама интернет-платформа (WeChat) становится миграционной инфраструктурой. WeChat как никакая другая интернет-платформа позволяет аккумулировать рыночную власть на прекарном рынке труда, заставляет миграционную инфраструктуру, а с ней и людей, подключенных к ней, подчиняться правилам, формируемым для китайской платформы и самой китайской платформой.